• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:20 

Пришла весна, (продложение в меру испорченности каждого)

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Весенний город! Что может быть лучше?!
Моя кровь старого studiоsus’а забурлила!
Лоренсо, почти изгнанный за провинности академического характера из Alma mater, отправился зализывать раны и готовить месть для профессора, лишившего его возможности продолжать пьянку вместе со всеми :)

Остальные наслаждались весной.
Януш и его очаровательный друг с гривой огненных волос пили пиво, забравшись на дерево, стоящее во дворе корчмы. Они совсем загоняли бедного мальчика Милоша.
Милош неосторожно устроился под деревом с трудами Сигера Брабантского. Он, как и все, наслаждался весной, но весну понимал по-своему. Для нас это было время веселых песен под полной луною и отличный повод для декламации новых стихов о любви с крыши одного из самых нудных профессоров. Дело было после полуночи, мы стояли на крыше, Милош ждал нас внизу, выплеснутые помои достались Милошу. Милош даже почти не обиделся на нас. Просто он очень застенчив. На профессора он тоже не обиделся, а зря!
Так вот, для Милоша весна совершенно не противоречила Сигеру Брабантскому. А по мне, так и вовсе, ну его (Сигера , а не Милоша)! Никого нет лучше Аквината, а Аквинат его (Сигера, а не Милоша, опять-таки) отлично отделал!
Милош читал, эти двое пили. Милош, конечно, бегал за добавкой. Так как в противном случае комментарии к Сигеру Брабантскому начинали изливаться из уст Яна и Мариуша. Милошу не нравилось. Наверное, ему не нравилось неглубокое понимание текста. А также рассуждения о маврах, которые мысленно приводили Яна и Мариуша в бордель через пару-тройку аргументов (там была отличная девка мавританского происхождения).
Милош бегал за добавкой и был вынужден временами пить сам. Поэтому через некоторое время уснул. Пришлось Янушу слезть с дерева. Но когда он вернулся, обнаружилось, что Мариуш также уснул, уронив с дерева недопитую кружку прямо на Сигера Брабантского. Милош расстроится, когда проснется!

Фарлен отправился зашивать берет, а потом на свидание в комнату соседнюю с той, в которой ему зашивали берет.

Сезар и Стефан пели хором мрачные песни, сидя в каморке, где их запер рассеянный Фарлен, уходящий зашивать берет, а потом на свидание.

А чем занимался я, я никому не скажу. Sub rosa. Silentium.



15:12 

Продолжаем разговор...

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Что-то мои ученые штудии (и пьянки, конечно же, куда же без них!) совсем отвлекли меня от ведения летописей. Поэтому мной упущена масса прекрасных историй, а также до сих пор не введены некоторые герои моего труда, имеющего, несомненно, весомое значение для будущей истории пражского студенчества.
На данный момент в наше студенческое общество входят:
1. Маниакально нацеленный на все, что попадет в поле его зрения, шотландец Фарлен МакГрегор по прозвищу Pontis Architectus. Мы зовем его просто Architectus, тогда он не так злится.
2. Не менее маниакальный, но более погруженный в себя и свои невообразимые грезы пан Сезар по прозвищу Fracas, имеющий неясное национальное происхождение.
3. Совсем не маниакальный, напротив очень утонченный и изящный, но гораздо более опасный для юных и прекрасных особ обоих полов, итальянец Лоренсо.
4. Хорошо знающий чего хочет, а также где все это взять (что весьма немаловажно!), молодой чех Януш Бехер. Он весьма силен в играх с Бахусом и даже не очень буйно отбивается, когда в его дом приходят ночью пьяные бражники с предложением выпить немедленно.
5. Огненно рыжий, а поэтому привлекающий к себе внимание со стороны самых разных личностей Мариуш. Он поляк, почему при этом рыжий, не спрашивайте. Он часто во время борьбы с Бахусом оказывается сражен Морфеем. После этого обнаруживается в самых неожиданных местах и самых странных позах.
6. Мрачный Стефан Фротенторфф. Его темное прошлое я пока не буду комментировать. Оно у него темное. Это я точно усвоил после драки между мной, им и Фракасом, после того, как я что-то сказал о наследственной знати. Стефан единственный из нас, у кого есть собственный дом, а также такой удивительный объект, для обеспечения удобства (или наоборот?) как слуга. Больше всего на свете Стефан любит веселиться. За это он получил прозвище Hilaris, что означает Весельчак. Только веселится он не совсем традиционным образом. Но об этом позже.
7. Мальчик Милош, изящными пальчиками, обнимающий синий молитвенник во время чудовищных пьянок. Лоренсо пока безуспешно осаждает этот бастион. Но при этом так эффективно утешается, что мне его не очень жаль.
8. Ну и я, ирландец по имени Вентус и по прозвищу Ясень (Fraxinus) (не ассоциировать со словами «Дубина» или «Полено»!). Это так потому, что таковым было прозвище всех моих предков по мужской линии. Я дерусь и пою спьяну не реже (но и не сильно чаще) окружающих. Иногда я пою на трезвую голову, само собой это песни про мой Зеленый Остров, про Прагу и про студентов. Кроме того, я философ и еретик. Но об этом кричать не следует. Прекрасный пол интересует меня, но там, где побывал Лоренсо, делать уже почти нечего. Поэтому мы все не особенно счастливы в любви ;)

Et unum sint!

14:03 

Байки о Фарлене

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Фарлен, как известно всем, шотландец. Его национальные чувства здесь в чужой стране поддерживаются двумя вещами: любовью к нормальной музыке и пылкой страстью к своему берету. Берет оный представляет собой аналог изделия очень тщеславного пекаря (у Фарлена, как видимо, и его предков, голова ого-го каких размеров). Иными словами, он похож на ковригу гигантских размеров. Берет зеленый в бело-синюю клеточку.
Правда, есть ещё одно обстоятельство, которое он выдает за проявление национальных чувств. Когда случается ему в пылких увеселениях наших лишиться штанов, он без зазрения совести сооружает килт из совершенно чужих ему скатертей. И уверяет, что это от тоски по Родине. Но я-то знаю, в этот момент он не откровенен :).
Но речь, на самом деле, о берете. Берету много лет. Очень много. Иными словами, он устал от своего существования на бренной земле и все время пытается раствориться в воздухе. Ткань его ветха и не выдерживает бурного образа жизни, который ведет хозяин берета (а также, я уверен, вели его предки). Всем известно, что друг наш регулярно посещает отлично изученные нами всеми кварталы, залитые красным светом. Но иногда он делает это в полном одиночестве. Нас он с собой не берет, наверное, не доверяет. Он тщательно выбирает одну из веселых девиц, с непробиваемо серьёзным выражением лица уединяется с ней в покоях. Что он делает там, я не знаю, но чем занята девица вполне очевидно. Мне всегда очень жаль их (девиц). Потому что наш довольный друг выходит в зашитом берете.


08:52 

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Вчером хотел написать нечто про вас, дорогие друзья, но отвлекся на сочинение мадригалов. Мне тоже это не чуждо, хотя это без сомнения стезя собрата Лоренсо :)
Поэтому придется быть кратким. Тем более, что когда ты пьян с утра пораньше, но на семинар все же собираешься, приведение головы в порядок должно начинаться вовсе не с рассказа о закоренелых бездельниках, проводящих свои дни в пьяных загулах.
Наша компания выпивох стала состоять из шести закоренелых и одного юного. Про юного я знаю немного, поэтому сейчас пишу о нем.
Нежный мальчик (в буквальном смысле слова) появился в университете в начале года и так кинулся в учебу, что дым пошел изо всех щелей. Диспуты, семинары, трактаты. Он оказался погребен под ними. Его латинский говорок повис над университетом, как вечное прозрачное марево. Но для погруженных в глубины знания нет большей ошибки, чем при обладании невинной, юной и прелестной физиономией привлекать к себе внимание ещё и нежным латинским выговором. Конечно, друг Лоренсо не мог дозволить такой красоте пропадать в холодных стенах сплошной науки. Поэтому мальчик был приведен в кабак. Я молчу о том какое впечатление произвели на него пять перекошенных физиономий (Лоренсо я не считаю :) ). на нас он произвел самое шокирующие впечатление, так как ему место было скорее в Храме Божием, чем в храме порока. Но Лоренсо известный нарушитель всех имеющихся божьих заповедений и ничего святого для него нет. Вот теперь юное создание регулярно сидит в кабаке. Напившись половиной кружки, он роняет на руки свою изящную голову и храпит самым невозможным образом.

00:30 

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Ага, Лоренсо!
Ты тоже, как и всякий, кто родом из блаженного XVI-го, только свое прозвание занес в данную виртуальную реальность!

00:45 

Афоризмы, пришедшие в голову спьяну...

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Первая пьянка, как первая любовь, не забывается никогда.

От Пьяного Веселья до Кромешной Серьезности один шаг. Иногда важно избежать этого шага, иногда приходится смириться, но, вообще, стоит перепрыгнуть.

02:50 

Про моих друзей

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
3-й
Про этого сейчас почти ничего не скажу. Очень спать хочется.
Но нельзя же не отделать мерзавца.
Этот наш друг – единственный из нас, имеющий безупречно знатное происхождение. Его семья ещё и богата. Но, к сожалению, он одиннадцатый сын. А там ещё и дочерей штук шесть-семь. Точно сейчас не помню. А он ещё и самый младший. В общем, стипендия скромная.
Он итальянец. Его призвание – изящные искусства. Их он и изучал во Флорентийской академии. Пока не сбежал из Флоренции от братьев и отца какой-то девы, которая девой оставаться не хотела.
Ему вообще, вечно попадает именно на этой почве. И нам из-за него тоже. Изящное искусство любви, видимо, лучшее – чем он владеет.


02:41 

Про моих друзей

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
2-й
Этот по происхождению невесть кто: не то француз, не то немец, не то фламандец. Кто его разберет? Во всяком случае, он бодро изъясняется на всех трех языках в дополнение к латыни и греческому. Поэтому, когда он пьян, понять его почти невозможно.
Имя, данное ему при рождении, заставляет сразу предположить худшее – он подкидыш или бастард. Мы предположили сначала первое. Были биты. Нанося нам побои, он обзывал нас на чудовищной смеси латыни и своих родных языков. За это он получил прозвание Fracas, что по-французски обозначает погром и пьяную драку.
Верным оказалось второе предположение. Наш новый друг незаконнорожденный сын какого-то французского? вельможи. Насколько он знатен понять сложно. Но мать окрестила Фракаса именем Caesar, что заставляет предположить, что он как минимум герцог. Выяснить это, впрочем, не представляется возможным, потому что при упоминании о предполагаемом титуле Сезар, то есть Фракас, звереет. Спасти нас может только Фарлен, метко бросающий бараньи кости.
Но вообще, мы с Сезаром живем мирно. Мы большие друзья и пьем всегда только вместе. Жаль только, что Сезара спьяну обычно всегда тянет на подвиги. В определенный момент он делает патетическое лицо, и мы знаем: именно сейчас его нужно вязать. Иначе потом не поймаем. Он вызывает на дуэль первых встречных, рвется спасать принцесс и любого, кто не понимает по-французски, воспринимает как врага.
Сезар – мой побратим. Наши имена (Фраксинус и Фракас) подчеркивают наше родство. Но больше всех любит Сезара третий мой друг.





01:17 

Про моих друзей

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
1-й
Он шотландец. Этим все сказано. Он прям как ратовище копья. Его улыбка – знак что нужно спасаться бегством. У вас есть три минуты. Затем он собьет вас с ног бараньей костью. Метнет вслед. Даже если скроетесь с глаз. Все равно собьет. Потому что верит в удачу.
Когда он не улыбается, он смеётся. Это значит, что нужно спасаться бегством в два раза быстрее. Потому что это верный знак, что он пьян. Значит, может кинуть чем-то кроме бараньей кости.
Но вообще, он странный шотландец. Во-первых, он умеет читать. Это потому что он студент. Все студенты (ну почти все) умеют читать. А этот ещё и по-латыни знает.
Вообще-то он очень умный. Но редко об этом вспоминает. Потому что он почти все время пьян. А тогда он смеется (см. выше). Ну или спит.
Овец он не пасет. Но любимая баранья кость всегда при нем.
Его зовут Farlen. Я потом ещё про него расскажу.



11:51 

Пару дней назад...

VENTI VOCANTES ET VENTI VETANTES
Профессор легкомысленно задержал нас после диспута...
И мы чуть было не опоздали на обед к одной даме (родственнице родственников моего друга). Обед, конечно, был не просто так.
Дама сия, находясь, в настроении философствующем (у неё нет выхода в её нелегком (в буквальном смысле) положении), одарила нас возможностью приложить наши силы к осуществлению весьма серьезного дела. Мы (о ужас!) занимались строительством.
Дело в том, что её высокопосталенные и весьма пожилые родственники приедут в наш прекрасный город, дабы всем семейством помолиться в Тынском соборе, усердием превеликим перед Господом Богом блистая. Для торжественного восхождения их в родовое гнездо необходимо выстроить деревянные мостки, так как по причине великой грязи, возникшей от непогоды, вход в дом весьма затруднен. Поскольку дама сия занята философствованием, то не вполне верно оценила наши архитектурные способности. То, что построено нами, словами не описать. Надеюсь, самые пожилые и самые величественные пройдут первыми и быстро-быстро :)).
Но обедом нас покормили.

Fraxinus

главная